Поиск






Лавина: инструкция по выживанию

t23507632Практически все места катания фрирайдеров в России лавиноопасны. Лавина в горах — не миф и не сказка, а совершенно реальная опасность, с которой нужно уметь бороться. А потом решить, нужен ли вам этот альпинизм или фрирайд. Если все-таки нужен — вот некоторые рекомендации.

«Впервые за пределы трасс я вылез на Эльбрусе, — рассказывает теперь уже опытный фрирайдер Олег Скрипкин. — Просто увидел с канатки, как кто-то едет справа, в кулуаре — ну, в ложбине. Дикая природа, скалы… И говорю: пойдемте туда тоже! Мои друзья, тоже неопытные, поначалу засомневались, вроде как они слышали, что на фрирайд надо с собой брать какое-то дополнительное оборудование. Рацию какую-то, лопату… Но мне это было просто смешно слышать. Кататься с лопатой? Я что, дворник?»

Фрирайд, внетрассовое катание, с каждым годом становится все популярнее, особенно среди сноубордистов. Считается, что доска куда больше приспособлена к катанию по нетронутому снегу, чем по обработанным трассам. На любых курортах, в том числе и российских, всегда есть фрирайдовые группы, мечтающие забуриться как можно дальше от оживленных путей и расписать целинный снег своими узорами. Более легкий вариант — сойти с подъемника и поехать параллельно основным склонам по нетронутому снегу — тоже пользуется бешеным спросом, даже не считаясь толком фрирайдом. Подумаешь, трасса-то рядом! Что может случиться?
Между тем любой фрирайд — весьма опасное занятие, и надо это четко понимать. Прежде всего из-за лавин, которые в горах сходят довольно часто, особенно после обильного снегопада.

«В том кулуаре вообще съезжало много народу, — продолжает Олег. — Я уговорил ребят, мы тоже съехали разок. Нам понравилось, решили повторить. Пока стояли в очереди на подъемник, увидели наверху движение снега — и вдруг огромная лавина понеслась вниз ровно в том месте, где мы были минут 15 назад! Это был шок и переворот сознания. То есть — лавина? Серьезно?»

 

Внутри лавины

«Ребята, вы сейчас ложитесь в эту яму, а мы засыпаем вас снегом — сантиметров пятьдесят, не больше», — командует инструктор «Школы лавинной безопасности» Сергей Веденин. Всегда жизнерадостный, плотный, абсолютно лысый, со смешным прозвищем «Бегемот» он — один из самых авторитетных горных гидов в федерации альпинизма России. По его мнению, такое закапывание в снег — это, скорее, развлекалочка, но на деле это единственный способ понять, что чувствует человек, попавший в лавину, не попадая туда.

Небольшими легкими лопатами — именно такие берут с собой фрирайдеры — мы закапываем двух добровольцев. Всего через пару минут их уже совсем не видно, а по снегу над ними можно ходить и никогда не догадаться, что внизу кто-то есть.

Пока погребенные ребята стараются, как потом выяснилось, справиться с подступающей панической атакой, мы учимся работать еще с одним инструментом обязательного снаряжения фрирайдера — щупом, или зондом. Это длинный тонкий прут. С ним работать предельно просто и крайне сложно одновременно: нужно втыкать его в снег и пытаться на ощупь определить, есть там кто или нет. Лучше всего это делать голыми руками — так легче отличить безжизненную породу от упругого человеческого тела. Чтобы научиться распознавать второе, нужна тренировка. Я, например, точно знаю, что подо мной лежит человек. Но приходится снять перчатки, хотя на улице –16, и несколько раз воткнуть зонд в холмик по соседству, чтобы почувствовать хоть какую-то разницу.

Еще одно ошеломляющее открытие — абсолютная звуковая непроницаемость снега. «Представьте, что вы ищите людей, — командует Веденин. — Кричите им и пытайтесь услышать ответ». Мы все дружно орем, низко склонившись над закопанными. Я напрягаюсь, но не слышу в ответ ни одного звука.

«Мы кричали изо всех сил! — удивляет потом вылезший из-под снега Сергей. — И отлично вас слышали». Интересуюсь, как там, под лавиной. «На самом деле там дико страшно, — смущается он. — Чувствуешь себя совершенно одиноким. И когда в нас втыкались зонды, это было прекрасно! Это был сигнал, что вы еще тут, не ушли».

На двухдневный курс «Школы лавинной безопасности» от федерации альпинизма собралось около сорока человек. Любители внетрассового катания, альпинизма, походов в горы, ски-туров. Некоторые новички, но многие уже неоднократно сталкивались с опасностью — так, в лавины тут попадало трое. Не считая самого инструктора, который, к слову, несколько лет проработал спасателем на Эльбрусе.

«Весь мой опыт говорит о том, что реальную помощь попавшему в лавину могут оказать только члены его группы, — утверждает Сергей Веденин. — Только они могут точно заметить, где его завалило, они находятся ближе всех к месту происшествия и даже зачастую не могут толком объяснить спасателям, где их искать. Просто „мы на Эльбрусе“ или „мы на Чегете“ — я такое слышал постоянно. Пока спасатели придут, может пройти несколько часов. А время выживания человека в лавине, если он засыпан полностью, — 15 минут. Я скажу честно: за все время моей работы спасателем я ни разу не откапывал живого. Только трупы».

Именно поэтому курсы лавинной безопасности так важны. Их должен пройти каждый, кто принял решение сойти с подготовленной трассы. Желательно еще и обновлять навыки, так как скорость и слаженность работы — то, от чего зависит жизнь другого человека, — приобретаются только тренировками.

Базовые курсы нужны прежде всего затем, чтобы просто рассказать об опасности. Она реальна. Нужно научить «расхлябанных сноубордистов» обращать внимание на качество снега, не выходить за трассу по одиночке и всегда брать с собой необходимый минимум снаряжения — лопату, зонд (щуп) и бипер. Это специальный датчик, который есть у каждого в группе. Перед катанием все настраивают его на передачу сигнала. Если кто-то попадает в лавину, остальные настраивают приборы на поиск сигнала. Дальность действия бипера — 50 м, погрешность — 20 см.

 

После вечера теории основательно запуганных учеников инструктор ведет на практику. Здесь группа учится управляться с биперами, зондами и лопатами. Копать ведь тоже надо уметь, так что мы забираемся на горы снега и выстраиваемся клином в «пятерках». Задача — правильно откопать воткнутый в землю зонд. Правильно — это не сверху, как ямку, ведь пострадавшего можно травмировать, а ниже по склону и как бы со стороны, формируя нишу. Наша группа заканчивает первая, но Сережа недоволен: «Это разве ниша? Вы измордовали его лопатами!» Приходится все начинать сначала.

 

Тараканы и истерички

«Я попадал в лавину дважды, — рассказывает Веденин. — Оба раза совершал банальные и очевидные ошибки — ехал вне трасс в плохую видимость, не оценив опасности, хотя признаков было очень много. Когда тебя тащит в ней, чувствуешь себя тараканом в бетономешалке. Потом начинает сильно давить, становится темно и холодно. После остановки лавина уплотняется очень быстро, и двигаться в снегу невозможно».

Нормально дышать можно лишь первые две минуты. Потом от дыхания на снегу у лица начинает образовываться ледяная корка. Один из важных советов — закрыть лицо руками, чтобы освободить себе побольше пространства. Но на практике это получается далеко не всегда.

Есть несколько базовых правил: не идти на фрирайд в одиночку, иметь снаряжение и уметь им пользоваться, держать при себе аптечку, теплое питье и спускаться по неухоженному склону по одному. Лучше, чтобы четверо откапывали одного, чем наоборот.

«Если вы попали в лавину, прежде всего надо орать, — предупреждает Сергей. — Это для того, чтобы тебя услышали и могли увидеть, где ты пропадешь. Потом, когда понесло, нужно грести, словно ты в воде, стараясь вылезти в край лавины, ну и вообще, чтобы оказаться ближе к поверхности».

Часто людей находят по торчащим из снега рукам. Вообще главное — действовать четко и не паниковать. «Изначально мы все кажемся себе адекватными, — предупреждает Сергей. — Но на деле в каждой группе, например, будет человек, который не переключит датчик в режим приема сигнала. Всегда будет тот, кто стоит в ступоре или бьется в истерике. Обязательно найдется тот, у кого откроется третий глаз: „я знаю — он там“. Схватил зонд — и побежал. Куда?..»

На курсах учат не только бить по морде истеричек, но также определять лавиноопасность склона, уметь объяснять свое местонахождение, наполнять аптечку и оказывать первую помощь. В общем, всему тому, что вы должны сделать до приезда спасателей. Номера которых, разумеется, должны быть у всех.